По сценарию нижневартовского драматурга снимается фильм с Виктором Сухоруковым в главной роли.

5

Алексей Житковский, преподаватель художественных дисциплин детской школы искусств №1 Нижневартовска, по итогам 2016 года стал лауреатом премии губернатора Югры в области культуры и искусства.

Так была отмечена работа Алексея с детьми, занимающими первые места в различных фото- и видеоконкурсах, в художественных выставках, и его творческая жизнь, чрезвычайно насыщенная на события. В течение года он вел занятия в киноклубе, занимался выставками и общественными проектами, читкой собственной пьесы, а также писал пьесы, одну из которых поставили на малой сцене местного драмтеатра. Была также съемка документального фильма, который вошел в интернет-программу Международного фестиваля авторского документального кино «Артдокфест».

Чудо свершилось случайно
Вообще-то Алексей по специальности «кинодраматург», окончил сценарно-киноведческий факультет ВГИКа, и поэтому «Местное время», поздравляя Алексея с премией губернатора, поинтересовалось, кем он в большей степени себя ощущает — драматургом, киноведом, преподавателем?
— То, что я преподаватель, – это скорее момент социализации. Надо работать, зарабатывать деньги, и желательно, чтобы это было связано с тем, чем ты сам занимаешься и будешь заниматься. Когда есть знания, есть опыт, то почему бы не передать их ребятам? Работаю я в основном с подростками лет 13-14, и мне с ними очень интересно. Они мне много дают, я им.
— Алексей, каким образом вы оказались на Севере? Вы же человек не местный?
— После школы я окончил в родном Омске химический факультет госуниверситета. Химию любил, изучал квантовую химию. Потом оказалось: для того чтобы заниматься серьезной наукой, надо ехать в большой центр. Я не считал себя достаточно талантливым человеком, хотя у меня был «красный» диплом, и пошел учиться дальше. ЮКОС набирал тогда курс для обучения в рамках совместного проекта Томского политеха и шотландского Heriot-Watt University, и я поступил в магистратуру на нефтяную специальность. Потом меня взяла к себе компания ТНК-ВР. Вначале был НИИ Ижевска, затем каким-то чудом попал в Нижневартовск инженером-технологом подготовки нефти и газа. Работа интересная. Мы занимались проектами разработки месторождений, и у меня была… раздвоенная жизнь. С одной стороны, все получается и все замечательно, зарплата высокая, карьерный рост планируется. А с другой – совершенно к другому лежит душа. В школе я ничего не читал, была интересна только химия. Толстым, «достоевским» рисовал рожки, звездочки… Однако в студенчестве со мной что-то произошло, и я стал запоем читать литературу — всю классику XX века. Во время учебы в Томске начал ходить в киноклуб… Словом, однажды поехал в отпуск и поступил в Москве во ВГИК в мастерскую Леонида Нехорошева. И тут совершенно случайно свершилось чудо! ТНК-ВР продали «Роснефти», и по этой лавочке я оттуда ушел. Учился. Жил на заработанные деньги. Писал. Работал какое-то время в телекомпании «Югра» монтажером. У меня было много проектов: хотел заниматься выставками, был интерес к истории XX века, репрессиям, хотел показывать хорошее кино и поначалу вел киноклуб в ДК «Октябрь», а потом в молодежном центре. Рассказал о кинопроектах директору кинотеатра «Мир» Анатолию Егорову, и мы друг друга заинтересовали. Он меня взял на работу, и так появились разные программы для школьников, пенсионеров, еженедельные просмотры по вторникам шедевров мирового кино. Потом я разнес резюме по всем школам искусств, и в 2014 году меня пригласили в детскую школу искусств №1.
— Какие предметы вы предлагали вести здесь?
— Основы фотографии, монтажа, историю кино, курс по операторскому мастерству, по работе с видео, графические программы. Вгиковское образование все позволяло преподавать.
— Все-таки к чему у вас больше лежит душа? Вам интересно все?
— Дело в том, что есть какие-то вещи, которыми мне крайне важно заниматься. У меня получается работать со словом, и поэтому я занимаюсь драматургией, пишу пьесы, сценарии. У меня получается работать с фотографией. Мне очень нравится кино. Это моя первоначальная любовь – кинематограф. В театр попал неслучайно. Написал свою первую пьесу «Мизантроп», и она выиграла в Екатеринбурге на международном конкурсе драматургов «Евразия». Потом пошли читки, мне нужно было еще что-то написать, потому что люди спрашивали, и так все закружилось.

У нас можно долго идти
— О чем была ваша дипломная работа во ВГИКе?
— О русском учителе русского языка и литературы, приехавшего в Москву из Узбекистана, чтобы заработать на лечение дочери. Диплом принимал Юрий Арабов. По этому сценарию – «Звезды», в продюсерском центре «ВГИК-дебют» сейчас снимается фильм с Виктором Сухоруковым в главной роли. Придумать сюжет заранее невозможно. Как-то работая в телекомпании «Югра», увидел ряд сюжетов про ФМС и мигрантов. Мне стало их очень жалко. В то время я как раз получал загранпаспорт и тоже ошивался в ФМС. Посмотрел на очереди, людей. Мужчины по 40, 50 лет со сложившейся судьбой, жизнью стоят в очередях, мерзнут. Вокруг какие-то крики: дают, не дают, высылают, не высылают из страны. Мой друг работал учителем английского языка в 7-й школе, где был большой процент мигрантов, и рассказал, что среди них есть мальчик-узбек, у которого сгорела в вагончике семья. Пообщался с кинорежиссером Владимиром Головневым, и он хотел снимать фильм о мигрантах. Так одно наложилось на другое и родилось свое. У меня возник образ человека, который идет по дороге посреди России, а у нас бесконечные дороги, можно идти долго и никуда не прийти, и он идет, устает и падает. И такая сцена есть в фильме.
— За съемками вы следите? Когда выйдет фильм?
— Все, что касается России, киногруппа сняла. Летом, скорее всего, поедет в Ташкент, так как действие фильма происходит и в Узбекистане. До Нового года фильм, надеюсь, выйдет. Это будет полнометражный дебют режиссера Александра Новикова-Янгинова, и картина вполне может попасть на Международный фестиваль кинодебютов «Дух огня» в Ханты-Мансийск.
— Алексей, сейчас вы о чем пишете?
— Одна из будущих пьес — документальная. Она о моей семье. Моя мама родом из Луганской области, там я провел свое детство. У меня есть двоюродный брат, который год назад из-за драки оказался в тюрьме Одессы. Мы с ним переписываемся, созваниваемся, хотя этого делать нельзя. И из таких разговоров и воспоминаний будет составлено действие. Три мои уже готовые пьесы участвуют в конкурсах. Одна из них вошла в длинный список конкурса новой драматургии «Ремарка». Называется «Дятел». История очень простая, временами абсурдная, но драматичная. Она о клерке, который работает в офисе. Однажды он услышал, как поет за окном птичка, и сошел с ума. Вторая пьеса – «Битва за Мосул». Со стороны кажется, что события в Ираке нас никак не касаются, мы смотрим на то, что там происходит, как на компьютерную игру, и я стал размышлять, как человек, который находится в России, – каким-то образом включен в общий процесс. Третья пьеса – детская сказка о девочке-крокодилице, которая не ест мяса.

Кому в Москве говорили спасибо
— Не могу не спросить о том, как читку вашей пьесы «Памятник» принимали недавно в МХТ имени А.П.Чехова. Напомню читателям, что в основу легли события, связанные с установкой в нашем городе памятника репрессированным силами общественной организации «Истоки памяти».
— На читку нас пригласили с Лидией Таскаевой, председателем общественной организации «Истоки памяти», в которую входят люди, пострадавшие от политических репрессий. Лидии Станиславовне в финале читки все аплодировали, говорили спасибо. Она была главной звездой вечера. Кому в Нижневартовске в МХТ еще так хлопали? На читке отметили, что репрессии — краеугольный камень нашей истории. Несмотря на то, что наш город молодой, он все равно несет печать всеобщей беды. Мне было важно, что главный театр страны приглашает нас с проблемной пьесой. Очень хотелось бы, чтобы и у нас она оказалась востребованной.
— Алексей, после читки пьесы в нашем драмте-атре, кажется, так и предполагалось, что на такие вечера одной пьесы можно приводить школьников и вообще развить идею читки пьес до создания театр. doc. Этого не произошло?
— Наш театр не против. Однако все зависит от того, насколько свободна труппа. Впрочем, есть договоренность с одной из школ города, что они придут на читку «Памятника». Возможно, это будет осенью. Что касается идеи документального театра, то есть вариант получить грант от одного из фондов на создание документального спектакля про наш город, который отметил 45-летие. Причем мы хотим рассказать о каждом поколении горожан. О первых покорителях Самотлора, о их детях, попавших в страшный переплет 90-х годов прошлого века, и о нынешней молодежи. Сейчас это популярно – ставить про себя. Надеемся, что получится и у нас.

Ирина Черепанова.