Пока человек не сдается, он сильнее своей судьбы.

6

Югра — давно стала символом благополучия и стабильности, веры людей в достойное будущее. И еще символом современных технологий, упорного труда и высочайшего профессионализма.
Более полувека назад осваивать Западную Сибирь приехали «романтики» со всего бывшего Советского Союза. Похоже, не было республики, которая не отправила бы в новый район освоения свои лучшие кадры.
Тогда они не только отдавали себя делу, не зная ни сна, ни отдыха в бесконечном ритме осенних ночных вахт и зимних авралов, но росли и мужали вместе с округом, поднимаясь над обстоятельствами, преодолевая, казалось бы, непреодолимые преграды. Так ковался наш характер. Тот упрямый сибирский характер, который и сделал нас хозяевами собственной судьбы, своей Югры. В нашем фоторепортаже все то, что так дорого людям, связавшим свою судьбу с нефтяной и газовой отраслью. История, события, лица.

«Интернациональная» скважина
Как известно, в далеком 1973 году был начат штурм озера Самотлор, а 3 октября 1975 года уже добыта 200-миллионная тонна нефти. Как писали газеты тех времен, «две скважины Самотлора за сутки могут залить целый железнодорожный состав нефтью».
Слава о бригаде Виктора Китаева в то время тоже гремела на всю страну. О ней писали во многих центральных газетах и журналах, рассказывали в телерадиопередачах. Приезжающие на Самотлор гости непременно стремились побывать в ней. Это были руководители ЦК ВЛКСМ, писатели, поэты, космонавты, деятели искусства и культуры.
Кстати, именно бригада Виктора Китаева в 1973 году выступила с инициативой о строительстве «интернациональной» скважины на Самотлоре. В проходке приняли участие молодые бурильщики из Татарии, Азербайджана, Коми ССР, Украины, Белоруссии, а сводная бригада пробурила скважину глубиной две тысячи метров за восемь дней вместо четырнадцати. Интернациональный состав, возглавляемый Китаевым, был приглашен в ЦК ВЛКСМ. Имена этих людей занесли в «Летопись комсомольской славы».
Фото:Первые метры «интернациональной».

Как Самотлор японцев напугал
— До начала 80-х на Самотлор было настоящее паломничество, — рассказывает Евгений Большагин, кавалер орденов Дружбы народов и Трудового Красного Знамени, заслуженный работник нефтяной и газовой промышленности, почетный гражданин Нижневартовска. В Сибирь приехал в феврале 1965 года. — Туристы всех рас и национальностей приезжали на теплоходе «Патрис Лумумба». Каждому было интересно посмотреть на уникальное месторождение, дающее невероятное количество нефти. Все воспринималось как экзотика. За это время, наверное, я увидел людей всех национальностей. Я был начальником ДНС-2, всех везли к нам. Помню, группа японцев приехала, человек двадцать, и в это время электричество вырубилось. Темнота, насосы встали, и факел газовый взметнулся, потому что на него нефть пошла. Перепугались гости ни на шутку.

Десант из Башкирии
Как известно, покорять наш край ехали со всей страны: из Центральной России, Баку, Татарии, Грозного.
Немало специалистов прибыло из Башкирии. Сабит Ягафаров один из них. Именно его бригада в марте 1966 года на скважине №563 довела всесоюзный рекорд по коммерческой скорости до 14 443 метров на станок в месяц. Рекорд Ягафарова обсуждали в ЦК КПСС, даже постановление специальное выпустили о широком распространении опыта работы передовых бригад в нефтяной промышленности и геологоразведочных организациях.
— Интернациональные бригады для того времени – само собой разумеющееся, по-другому и быть не могло. Никому и в голову не приходило выяснять, какой ты национальности, главное – как ты работаешь, как с людьми ладишь, – говорят сегодня первопроходцы.
У Ягафарова самая обычная для советского времени биография: сельская школа, училище, работа в паровозном депо, служба в армии, геолого-поисковая контора. Освоил профессию бурильщика, уехал в Сибирь. Но именно здесь он стал Героем Соцтруда.
В прошлом году познакомилась с Мазитом Хабибуллиным, электрогазосварщиком. Он был среди тех, кто в День работников нефтяной и газовой промышленности получил благодарность губернатора Югры. На легендарный Самотлор он приехал сразу после армии из Башкирии.
— Мои друзья уже работали здесь, уговорили и меня, – вспоминает Мазит Миннулинович. – Я сразу же нашел работу. Конечно, было поначалу сложно, но все перевешивали профессиональный интерес и молодой задор, тем более что люди у нас работали уникальные, съехавшиеся на Самотлор со всех уголков страны.

Из теплых краев — в морозы
Валентина Ляхненко прилетела в Нижневартовск из Ставрополья в 60-х, в один день поменяв теплые края на сибирские морозы.
— Мы с двумя подружками приземлились на Ан-2 в небольшом аэропорту, расположенном за большим селом под названием Нижневартовское, — вспоминает она. — Впереди расстилались топи, вдоль которых виднелись деревянные мостки, проложенные вдоль объемной трубы. Это была дорога к поселку. Неожиданно с ревом подъехал огромный вездеход, и водитель прокричал: «Кому на пятый?» Так называли местные жители строящийся жилой квартал с бараками и деревянными двухэтажками.
Тогда Самотлору требовались рабочие руки. Начальник участка нефтепромысла №1 Иван Рынковой взял ставропольских девушек операторами подготовки и перекачки нефти в центральный товарный парк (ЦТП).
Оглядываясь на прожитые годы, ветеран труда Валентина Ляхненко не жалеет ни о чем. Она считала тогда и уверена сейчас, что здесь, на еще не обжитой северной земле, где открывались большие перспективы, было интереснее работать и жить.

Самостоятельный объект
— На Север мы, водители уфимского пассажирского предприятия, уехали вслед за своим руководителем Федором Михайловичем Бухтияровым, — вспоминает Зуфар Шангареев, в 70-е бригадир комсомольско-моло-дежной бригады специализированного автопредприятия. — В Нижневартовске он был вначале в СпецАТК заместителем директора, а потом директором. Мы написали ему письмо, что хотели бы поработать. Бухтияров сообщил, что есть возможность трудиться на «Татрах». Больших заработков не обещал, да и работа нелегкая, но мы поехали. Прилетели в феврале. На улице минус 42 градуса. Куда попали? Месяц обучались работе на новых для нас машинах. Экзамены принимали чехи. Первый наш бригадир Алексей Шарапов — фронтовик, разведчик, орденоносец. Поскольку по всей стране создавались комсомольско-молодежные бригады, нам тоже захотелось, чтобы у нас появилась своя — в автоколонне №4. Групкомсоргом был инициативный парень Александр Смирнов. Нам хотелось взять самостоятельный объект, чтобы бригада не работала вразнобой. Три машины в одном месте кусты для буровых отсыпает, три — в другом. Мы хотели называться комсомольско-молодежной бригадой не формально, и у нас получилось.

Материалы полосы Марии Субботиной.

Самотлор в цифрах
В течение 1980 года бригада Геннадия Левина пробурила 101136 метров проходки. Будь это одна сверхглубокая скважина, она дошла бы почти до середины литосферы, объединяющей земную кору и верхнюю часть мантии. Суммарный же размер проходки на бригаду с момента ее образования (1 млн метров) составил примерно 1/13 диаметра Земли.
В течение 1988 года на Самотлоре было добыто 88 млн 623 тыс. тонн нефти. Если бы весь этот объем перегнали в бензин марки АИ-92, получилось бы около 29 млн тонн. Ровно столько составила доля внутреннего потребления бензина в России в 2007 году.

люди — главный капитал Югры
Алексей Сухов, ветеран-нефтяник, почетный житель Новоаганска:
— Недостаток техники, непроходимые болота – сегодня молодому поколению нефтяников это даже представить сложно. Придешь на работу — надеть штаны надо, а они стоят, как вчера поставил, потому что заморожены. Сейчас все совсем другое, я видел, какие комбинезоны теплые и красивые.
Мне всегда кажется, что в нашей профессии самое главное — это люди. Нефтяники, геологоразведчики – особый народ. И хотя прошло уже много лет, дух романтики не исчез из этой профессии.