Когда профессию журналиста называют «одной из древнейших», то нередко ухмыляются, видимо, имея в виду определение «вторая древнейшая».

5

Обидно, конечно, как обидно бывает милиционерам, скопом записываемым во «взяточников-ментов», а также врачам, учителям и прочим, и прочим.

В каждой профессии существует угроза для человеческого в человеке. Спортсмены-профессионалы нередко всю жизнь расплачиваются своим физическим здоровьем за неимоверные перегрузки, шоферы мучаются от остеохондроза и геморроя. Но это – физические потери. Мы же – о моральных утратах.
Да, вряд ли врач, делающий ежедневно операции, переживает боль каждого, как свою, – так и с ума сойти недолго. Но ведь он причиняет боль во имя будущего здоровья и жизни пациента, и это – гуманистическая доминанта его профессии. Можно себе представить, что будет, если актеры, герои которых умирают на сцене или на экране, станут делать это не понарошку (увы, в истории такое случалось)! Но умение на короткое время прожить чужую жизнь, передать залу искренность переживаний – залог профессионализма лицедеев.
У журналистов есть масса положительных качеств, благодаря которым они и становятся настоящими профессионалами: любознательность, коммуникабельность, целеустремленность. Но неверно понятые, они могут превращаться в свою противоположность. Любознательность – в желание знать буквально все и обо всех, коммуникабельность – в навязчивость. А целеустремленность – в желание идти по головам, использовать любые средства ради достижения цели. Есть среди нас и такие, скрывать не будем.
Но мне повезло. За более чем двадцатилетнюю практику работы в СМИ у меня было немало настоящих учителей той настоящей журналистике, о которой сегодня многие, к сожалению, забыли.
Сегодня, хотя уверена, что некоторые коллеги со мной поспорят, возрождается та самая перестроечная журналистика, которая когда-то воспринималась населением одной шестой планеты как островок правды, как источник свежего воздуха и даже оружие в борьбе за собственное человеческое достоинство. Именно в 1990-е годы по публикациям в прессе принимались правительственные решения, восстанавливалась историческая и нравственная справедливость, шли общественные дискуссии. И, слава богу, подобные материалы вновь вернулись на страницы многих изданий региона, в том числе и нашей газеты «Местное время». Можно привести десятки примеров, когда после обращений журналистов в различные ведомства принимались конкретные решения. Так, наш обозреватель Римма Гайсина помогла многим нижневартовцам вернуть тепло в квартиры, отремонтировать фасады домов. Те факты, которые сообщают ей наши читатели, она никогда не оставляет без внимания.
Наш обозреватель Гуля Бессонова как никто другой умеет разговорить человека, понять своего собеседника, осознать движущие им силы и импульсы, встать на его место, думать, как он, действовать, как он. Как итог – блестящие материалы, трогающие, простите за пафос, сердце.
И все же наша работа для сумасшедших. Она не заканчивается после шести вечера. Вообще, психологи говорят, что журналисты – ненормальные люди. Согласитесь, какой нормальный человек будет решать сто проблем на работе, а потом столько же еще и дома? Только ненормальный. Или человек с большим сердцем и вечным стремлением к справедливости. Это не просто профессия – это призвание.
Если говорить лично обо мне, то у меня такое чувство, что писала с детства, ну и с ранних лет мечтала стать именно журналистом. Причем именно газетным. Никакие радио и телевидение не привлекали совершенно. Потому что ТВ — братская могила, там не понятно, от кого зависит успех. А здесь — ты и листок бумаги, а теперь и компьютер. Сам отвечаешь за каждое слово.
И мои коллеги могут и готовы ответить за каждое слово.

Мария Субботина.