Винты и крылья: в профессиональный праздник российских авиаторов рассказываем, чем живет Нижневартовское авиапредприятие.

6

Что такое интроскоп? Как чемоданы находят хозяев?

Кто круче – летчики или технари? Учитывая, как далеко мы живем от центра России, многие люди хотя бы раз в год летают на самолете. Только за прошлый год через Нижневартовский аэропорт прошло 662 190 пассажиров, причем 62 232 – по международным линиям.

Тем не менее немногие знают ответы на поставленные здесь вопросы. Мы решили это исправить и накануне Дня гражданской авиации в России отправились на экскурсию в АО «Нижневартовскавиа».
Как и в любом другом аэропорту, чтобы попасть в воздушную гавань нашего города, пассажиры проходят множество рубежей безопасности. Самые понятные и популярные из них — это шлагбаум на въезде и досмотр на входе в терминал, когда наши чемоданы проезжают через «просвечивающую штуку».
— Это называется интроскоп, — говорит встречающая нас за аппаратом инспектор по досмотру Ольга Киреева. — Он определяет, из какого материала состоят предметы, подсвечивая их различными цветами, и полностью вырисовывает на экране их контуры. А наша задача не допустить, чтобы на территорию аэровокзала пронесли запрещенные вещи.
Примечательно, что все сотрудники службы безопасности взаимозаменяемы. Каждый из них может заступить на любой из постов.
— В основном своих специалистов мы готовим непосредственно на рабочем месте. Тем не менее кандидаты должны иметь образование не ниже среднего специального, а парни — за плечами службу в рядах Российской армии, — поясняет руководитель по транспортной безопасности – начальник службы авиационной безопасности Сергей Кубышин.
— А есть какие-то постулаты, которым вы учите новичков в первую очередь?
— Нормам и стандартам, они прописаны, и мы их не изобретаем. В остальном акцентируем внимание на вежливом общении с пассажиром. Как говорится, ему в полет, а нам работать, — делится Сергей Васильевич. — Ребята работают разные, некоторые давно трудятся, другие недавно устроились, но у всех в глазах видна искорка. Они горят желанием быть частью Гражданской авиации.
Много раз, готовясь к перелету, я надеялся впихнуть все свои вещи в ручную кладь. Конечно, у меня это не получалось, и приходилось доставать большой чемодан, сдавая его в багаж. Ну а после, как и многие, я нервничал возле транспортерной ленты, облегченно вздыхая, когда багаж все-таки выезжал. С виду процесс простой, но за ним скрывается огромная работа целой службы. В АО «Нижневартовскавиа» ею сейчас заведует исполняющий обязанности руководителя по наземному обслуживанию – начальника службы организации пассажирских и грузовых перевозок Вячеслав Глотов.
— Скажите, почему вы до сих пор так и не потеряли мой чемодан, — в шутку предъявляю претензию.
— Мы фиксируем количество багажа по итогам регистрации, после сверяем при накоплении, а затем во время загрузки в машину и в самолет. На всех этапах идет постоянный подсчет, и, если выявляется ошибка, то привлекаем все силы, чтобы самолет не улетел без нужного чемодана, — поясняет специалист. — Бывают иногда проблемы с прибывшим багажом. Это, например, возможно из-за короткой стыковки рейсов. Но, как правило, в течение одного-двух дней багаж находит хозяина.
Кстати, аккуратнее с багажом здесь обращаются еще и потому, что роботы тут пока полностью не заменили людей, в отличие от больших хабов в городах-миллионниках, где данные бирок считывает сканер.
— В таких системах возможны ошибки, которые стопорят весь процесс, и багаж сваливается в одну кучу. У нас же пока не такие объемы перевозок, что позволяет использовать ручной труд, максимально исключив сбои, — рассказывает Вячеслав Глотов.
В нынешнем году авиапредприятию исполнится 54 года. За это время оно прошло несколько реконструкций и теперь ожидает еще одну.
— У нас давно назрел вопрос по капитальному ремонту взлетно-посадочной полосы, ведь после последнего прошел 21 год. Мы как могли поддерживали ее в надлежащем состоянии, но теперь это вынужденные меры, — говорит генеральный директор АО «Нижневартовскавиа» Олег Метелица. — После реконструкции мы сможем принимать воздушные суда по II категории ИКАО. Это позволяет садиться при более плохой видимости.
К слову, также планируется обновление и реконструкция входной группы и пассажирского накопителя первого терминала.
Нижневартовскавиа – это не только аэропорт, но еще и полноценное авиапредприятие со своим вертолетным парком. Собственно, это подразделение многим хорошо знакомо, ведь авиация сыграла ключевую роль во время освоения Самотлора. С тех времен через летный отряд прошло много хороших пилотов, а нынче в него прибывает все больше молодых парней.
— Летный состав внушительно помолодел. Если лет 15 назад средний возраст летчиков был около 50 лет, то сейчас он — 34 года. Это перспективные пацаны, которые проявляют здоровую инициативу во благо предприятия и безопасности полетов. Причем большинство из них — местные ребята, которые продолжают наши традиции, — рассказывает заместитель генерального директора по организации летной работы — командир летного отряда Александр Соломеин.
— То есть работа в авиапредприятии остается такой же престижной, как и в годы рассвета Нижневартовскавиа?
— Думаю, что да. Только вот профессия летчика не каждому дана, и в большинстве случаев из-за слабого здоровья. Собственно эти требования касаются всех сотрудников компании, но у авиаторов отбор особенно жесткий, — поясняет Александр Гелиосович.
Сейчас персонал авиапредприятия выполняет коммерческие воздушные перевозки и авиационные работы как в России, так и за рубежом. К примеру, перевозят нефтяников, геологов, сельских жителей Нижневартовского района, а также работают с медициной катастроф. К слову, в день нашей экскурсии на задании были два борта, хотя на улице температура опускалась ниже -44 градусов. Авиаторы работают при разных погодных условиях, в том числе в жарких горах Непала или Афганистана. А не так давно — в 2015 году — сразу пять экипажей были направлены в Сьерра-Леоне для борьбы с эпидемией эболы. Нижневартовские летчики перевозили оборудование и докторов.
— У нас есть трудности по собственному парку, ведь технику очень трудно обновлять. Один вертолет Ми-8 АМТ стоит около 520 миллионов рублей. Самим нам такие суммы не осилить, поэтому прорабатываем сейчас схему с правительством автономного округа, чтобы по льготным условиям приобрести к концу года два вертолета, — отмечает генеральный директор предприятия.
Авиатор — это круто, но пока борт тщательно не подготовишь, не установишь ресурсные агрегаты, не зальешь масло и топливо, в воздух не поднимется ни одно судно, так что без команды хороших технарей не обойтись. Здесь такие имеются.
— У нас работают как авиатехники, авиамеханики, авиаинженеры, так и не авиационные специалисты: клепальщики, маляры, газосварщики. В их распоряжении два цеха: технического обслуживания вертолетов и технического обслуживания самолетов, — говорит технический директор предприятия Юрий Былинкин. — Последний, кстати, теперь будет реорганизован в цех наземного обслуживания ввиду того, что практически 100% прилетающих самолетов импортного производства и техническое обслуживание они проходят в аэропортах базирования.
АО «Нижневартовскавиа» — это большая компания, в которой еще много подразделений. Здесь есть и цех бортового питания, и медико-санитарная часть, и даже гостиница. Но важнее то, что на предприятии работают хорошие специалисты, надеемся, что у них впереди еще долгий полет.

Слава Болконский.Фото Юлии Пановой.