В нижневартовских соцсетях время от времени появляются фотографии, на которых запечатлены дети, играющие в недостроенных, полуразрушенных зданиях.

4

На днях на просторах Всемирной паутины появился еще один «фотокомпромат». Улица Северная, 20а. Два ребенка на крыше опасного недостроя.
Одни пользователи возмущены тем, что владельцы земельных участков, на которых расположены помещения, никак не решают вопрос, тем самым подвергая опасности юных вартовчан. Другие уверены, что виноваты родители, не контролирующие своих чад. Мол, за детьми нужно лучше присматривать. Так или иначе, но проблема существует.
Прыжок мог стать последним
— Когда моему двоюродному брату было примерно лет десять, они с ребятами часто играли на заброшенной стройке — тогда возводилась пятиэтажка около 29-й школы, — вспоминает читательница «МВ» Лера Семенова. — Игра заканчивалась, когда рядом оказывались взрослые и начинали разгонять молодежь. Тогда мальчишки разбегались кто куда. Да и здание покидали кто как мог, но, как правило, не через дверь. Димка тоже выбрал неординарный способ и сиганул с козырька подъезда. Итогом стал вывих коленей и голеностопов, разодранные ладони и нагоняй от родителей.
С тех пор прошло много лет, но и сегодняшние мальчишки, да и девчонки тоже, продолжают свои опасные игры. Для многих детей и подростков заброшенные места привлекательны своей загадочностью, а еще открытые конструкции можно использовать для опасных игр: это и экстремальный паркур, и руфинг – хождение по крышам, и новомодное увлечение – сталкеринг. Среди молодежи набирает популярность такое направление, как урбан-туризм, то есть посещение малообитаемых или заброшенных мест, на которые доступ ограничен. И в этом смысле югорские ребята идут в ногу со временем. Только вот ни родителям, ни общественности это не нравится. Прежде всего потому, что такие увлечения таят в себе большую опасность, хотя найти статистику о травмах и гибели на брошенных стройках и забытых зданиях достаточно сложно. К примеру, в травмпунктах Нижневартовска несчастные случаи разделяют лишь на уличные, бытовые, школьные. А уж на стройке ли, в подъезде сломал парень руку, как правило, не фиксируется. Однако в целом по разным причинам за год в результате несчастных случаев в нашей стране погибает около 7 тысяч детей и подростков. То есть каждые 75 минут гибнет ребенок, а каждые 67 секунд в приемных отделениях детских больниц фиксируют всевозможные травмы.
— Опасные игры на стройках будут до тех пор, пока эти стройки есть, — говорит врач-травматолог Сергей Черников. – Просто если раньше дети играли там, скажем, в войнушки, то сейчас пытаются повторить, например, трюки паркура. Как итог – переломанные руки и ноги, сочетанная травма, перелом позвоночника, после которого ребенок на всю жизнь остается парализованным. А если это будет черепно-мозговая травма, то ребенок и вовсе может остаться «овощем».
А воз и ныне там?
Обращают свое внимание на проблему и эксперты общероссийского народного фронта. В ноябре прошлого года окружное отделение ОНФ, а также уполномоченный по правам ребенка в Югре Татьяна Моховикова провели мониторинг опасных недостроев в Нижневартовске.
Из двадцати пяти объектов незавершенного строительства, выявленных в городе, «инспекторы» посетили четыре — здание бывшей фабрики-заготовочной, сооружение рядом с торговым комплексом «Мандарин», недостроенный детский сад на улице Мира и здание ресторана «Юность».
К слову, это уже не первая проверка ОНФ такого плана. В 2017-м общественники также обследовали незавершенки в разных муниципалитетах округа, в том числе и в столице Самотлора. Тогда они составили реестр опасных зданий. Что изменилось?
— Как показал рейд, более чем за год в Нижневартовске ничего не предпринято, чтобы оградить доступ на территории брошенных объектов, — резюмировали участники рейда в ноябре 2018-го.
По словам детского омбудсмена Татьяны Моховиковой, все проверенные объекты представляют серьезную опасность, поскольку имеют свободный доступ.
— Не дожидаясь беды, необходимо ограничить доступ к заброшенным зданиям, возможно, как вариант – патрулирование сотрудниками УВД, и не разово, а регулярно. Данные объекты бесхозные, здесь сторожа не поставить, — комментирует она.
По словам начальника управления по вопросам законности, правопорядка и безопасности Сергея Ефремова, внимание таким объектам уделяют не только органы местного самоуправления — та самая рабочая группа, но и правоохранительные органы.
— Проводятся совместные плановые рейды, объезды таких строений, этот вопрос находится на постоянном контьроле, — отмечает он. — С детьми, подростками, которые попадают в поле нашего зрения, проводим работу, равно как и с родителями. Это важно, ведь речь идет о жизни и здоровье ребят. Прискорбно, что сами собственники, которые не заботятся об ограждении, охране недостроев, не понимают этого.
Между двух огней
Решать вопрос нужно безусловно. И в администрации города этого не отрицают. Вот только как?
Объекты незавершенного строительства, реконструкции, о которых идет речь, находятся в собственности у физических и юридических лиц. В соответствии со статьей 210 Гражданского кодекса РФ они несут полную ответственность за содержание принадлежащего им имущества, их надлежащее состояние, состояние строительных площадок и прилегающей к ним территории.
Правда, получить ответ на вопрос: «Доколе?» хотя бы у одного из собственников таких зданий нам не удалось.
А администрация города, к сожалению, не вправе применить какие-либо меры воздействия к застройщикам, чтобы принудить их завершить стройку или реконструировать объект.
Где искать управу? За разъяснениями мы обратились и в окружную службу жилищного и строительного надзора с официальным запросом. Но и здесь также сослались на статью 210 ГК РФ, а также сообщили, что согласно положениям пункта 7 ч.1, пункта 8 ч.3 ГрК РФ «…проведение осмотров зданий, сооружений на предмет их технического состояния и ненадлежащего технического обслуживания,.. выдача рекомендаций о мерах по устранению выявленных нарушений… относится к компетенции органов местного самоуправления поселений и городских округов».
Собственно, только что-то «рекомендовать» собственникам недостроев власть и может, чем в общем-то регулярно и занимается.
В администрации Нижневартовска создана рабочая группа, которая рассматривает перечень долгостроев, приглашает застройщиков, чтобы выяснить причину остановки строительства и определения сроков завершения работ. Кроме того, направляются уведомления о необходимости принятия мер по проблемной ситуации, в том числе и об ограничении доступа посторонних лиц на объекты, а также обеспечения охраны. Напоминается о необходимости приводить здания в нормальное состояние: укреплять, сохранять основные конструкции и устойчивость, чтобы они вдруг не рухнули. Все это прежде всего, чтобы обеспечить безопасность для населения. Правда, дело идет туго, хотя кое-какие результаты все же есть.
— Здание, которое находится в районе дома №13 по Интернациональной, собственник наконец начал достраивать, — рассказывает директор нижневартовского департамента муниципальной собственности и земельных ресурсов Татьяна Шилова. — С собственником объекта незавершенного строительства на участке между домами №23 и №25 по улице Ленина нам тоже удалось решить вопрос. Выяснилось, что продолжить стройку он не мог в связи с отсутствием прав на землю. Администрация продлила договор, и теперь собственник обязан в течение трех лет завершить начатое.
Правда, гарантии того, что будет именно так, нет, поэтому в случае невыполнения обязательств город вправе подать в суд. А решение может оказаться неприятным: изъятие недостроенного объекта, который выставят на торги и продадут. В Нижневартовске были прецеденты, речь идет о зданиях, которые находятся в промышленной зоне.
Кто прав, кто виноват?
По мнению представителей ОНФ, самое пристальное внимание нужно уделять объектам именно в черте города. Они опасны не только разрушениями или только для детей, но и в целом для всех нас.
— Раз свободный доступ в здания не ограничен, значит, эти объекты являются потенциально опасными и с точки зрения антитеррористической защищенности, — уверен член регионального штаба ОНФ в Югре Евгений Печерица. — Возможность свободного проникновения — это условия для совершения противоправных действий. Недострои могут использоваться для хранения боеприпасов и оружия, распространения запрещенной литературы, Поэтому мы намерены направить обращение в прокуратуру Югры, чтобы надзорный орган дал оценку исполнения полномочий органами местного самоуправления по соблюдению законодательства о противодействии терроризма при осуществлении функций благоустройства населенных пунктов.
Не дожидаясь, когда эксперты ОНФ сделают это, мы обратились к прокурору Нижневартовска Максиму Мавлютову с вопросом, кого привлекать к ответственности. Однако нам пояснили, что такие вопросы вне компетенции городской прокуратуры. Да и заявлений от недовольных жителей в ведомство не поступало.
Добавим, что тогда, в ноябре 2018 года, эксперты ОНФ в Югре и Татьяна Моховикова планировали также обследовать заброшенные недостроенные объекты в Сургуте и Ханты-Мансийске. По итогам мониторинга обещали не только жаловаться в прокуратуру, но и обновить реестр опасных недостроев с уточнением принадлежности каждого объекта конкретному собственнику. Но сегодня, к сожалению, никакой информации о том, что в итоге дала та осенняя проверка, мы так и не получили. Похоже, актуальная проблема благополучно забыта?

Александра Сергеева. Фото Юрия Ипполитова.