Дорога боевого ветерана Павла Мерзлякова.

4

Война застала крестьянскую семью нашего героя в городе Термез, в те времена Узбекской ССР. Отца Мерзлякова призвали в армию, а он, хоть и ненадолго, остался трудиться в тылу.
оначалу сложно было осознать происходящее. Одни говорили, что наши уже погнали немцев, другие, что мы отступаем, — вспоминает ветеран.
Позже повестка пришла и Павлу Петровичу. Его назначили в стрелковую часть пулеметчиком. К тому времени Мерзляков- старший был в Крыму.
— Папу ранило около Керчи, и он два месяца пролежал в госпитале. Но затем вновь отправился на фронт и прослужил до 1946 года, — делится Мерзляков-младший.
После подготовки Павла Петровича ждал маршрут на Сталинград.
— К городу двигались левым берегом Волги ночами. Немцы вовсю летали, и с рассветом мы вынуждены были останавливаться. Как сейчас помню, идем, а вспышки от выстрелов сверкают в ночи, но звук не доносится, — рассказывает Мерзляков.
На подходе к Сталинграду Павел Петрович видел ужасную картину: разбитые машины, перевернутые брички, а рядом с ними убитых лошадей. Но еще страшнее было в Сталинграде.
— В городе мы вышли на позиции 7 сентября 1942 года. Нам сказали, откуда противник может атаковать, где расположились снайперы, с какой стороны ждать артиллерию или крупнокалиберные, — вспоминает ветеран. — Через пять дней после нашего прибытия в город немцы как с цепи сорвались и начали безжалостно бомбить. Город горел и разваливался. И так продолжалось 12 дней. После бомбежки пришлось тяжело. Враги пошли в атаку, взяли Мамаев курган и вышли к Волге, но закрепиться так и не смогли. Наши предприняли массовые наступления и съежили противника. Заняли Мамаев курган, это была важная позиция, с нее все хорошо видно, — рассказывает ветеран.
Зима тоже выдалась холодной. Температура опускалась до минус 20-ти, да еще дули сильные степные ветры. Мерзляков справился, возможно, помогла символичная фамилия, но скорее крепкое боевое братство.
— По именам товарищей плохо помню, разве что Рева и Кудряшов. В основном с этими ребятами все время были вместе. В свободные минуты парни рассказывали про свои семьи. У Ревы была жена и дочка, у Кудряшова такая же история, — делится Павел Петрович.
После Сталинграда наш герой двинулся дальше. Освобождая города и села, добрался до немецких земель, а там и до Берлина.
— К тому времени я был командиром роты. Перед нами стояла очень важная задача — пройти через правительственные здания. А 29 апреля мы взяли Монетный двор противника. Там печатались все деньги Европы, — вспоминает Мерзляков.
В тот же день завязался бой. Немцы пошли в атаку, и Мерзлякову нужно было определить, откуда идет противник и с каким оружием.
— И тут бах! Фаустпатрон. Очнулся я лишь в госпитале. Лицо жжет сильно. А врач, фамилию хорошо помню — Майорова, говорит: «Сынок, хорошо, что у тебя глаз сохранился, но видеть он не будет», — делится ветеран.
День Победы наш герой встретил в госпитале.
Павел Мерзляков признается, что сейчас живет хорошо. Дочка и внук заботятся о нем. Вот только ноги болят. Говорит, это от того, что много прошел через огонь и воду от Сталинграда до Берлина.
В конце нашего интервью скромный Павел Петрович очень просил не хвалить его. Так я и сделал, не хвалил и рассказал все, как есть.

Павел Петрович Мерзляков является единственным в Югре участником Сталинградской битвы — одного из крупнейших сражений Второй мировой и Великой Отечественной войны. В результате победы Красной армии в битве ей удалось перехватить у противника стратегическую инициативу, что создало предпосылки для подготовки нового широкомасштабного наступления и в перспективе полного разгрома агрессора. Битва стала началом коренного перелома в войне, а также способствовала укреплению международного авторитета СССР. Кроме того, столь серьезное поражение подорвало авторитет Германии и усилило сопротивление со стороны порабощенных народов Европы.

Слава Болконский. Фото Юлии Пановой.