16+
Радио-Югра | Нижневартовск 105.9
Загрузка проигрывателя…
62.8762 60.4797 83.63
16 : 10 28 ноября 2022

Актированные дни: 1 смена - Не ожидается, 2 смена - Не ожидается

/ Падение Хлестакова: в Городском драмтеатре Нижневартовска поставили Гоголя

Падение Хлестакова: в Городском драмтеатре Нижневартовска поставили Гоголя

«Чему смеетесь? – Над собою смеетесь!» - Городничий

05 октября, 16:30
802
-

На главной сцене нижневартовского Городского драматического театра поставили гоголевского Ревизора. Новый спектакль по мотивам классика презентовали в рамках открытия 27 театрального сезона. Столичный режиссер Константин Денискин слепил из неустаревающей пьесы остроумную пародию на Россию вчерашнюю, сегодняшнюю, да и вероятнее всего, завтрашнюю тоже. Режиссер, словно бы и не отходил от канонов оригинала, но в то же время нарастил новые смыслы, осовременил текст. Оно и понятно, сочинению две сотни лет, чтобы заинтересовать им сегодняшнего зрителя, нужно предложить что-то новое и оригинальное.

IMGL8841.jpg  

В афише спектакль обозначен, как «не фантастическая комедия в двух действиях». По итогу публике преподносят реалистичную вневременную историю, высмеивающую чиновничью глупость и развращенность власть имущих. Погружать в происходящее начинают уже в фойе. Копии Гоголя предлагают вписать имена зрителей в «Живые души», погадать по книге или просто пообщаться с классиком – весь театр словно становится одной сценой, как бы готовя публику к тому, что четвертой стены в постановке не будет. Во время показа актеры также освоят зрительный зал и сделают очевидцев происходящего в некотором смысле соучастниками.

 

Действие первое

 

В меру аскетичное сценическое пространство сразу же обозначает выход за временные рамки гоголевского оригинала. Подмостками для сочинения классика становится обычная стройка, усыпанная пыльным щебнем. С дальних рядов зрительного зала сцена неожиданно напоминает бетонный макет из панелек типовой российской провинции. Дополнительные элементы, в частности: бытовка с лестницей в небо, строительный кран с крюком, дощатые поддоны и нечто похожее на колодец, впоследствии обозначенное, как недостроенный храм (религиозные мотивы выстраивают не явную, но имеющую право на жизнь сюжетную линию в постановке) – дополняют картинку очевидными смыслами. Все здесь словно-бы временное, недоделанное, непостоянное. Что два века назад, когда автор писал свою комедию, что сейчас – непрекращающаяся стройка будущего. Врѐменная по определению и постоянная по своей сути. 

В отличие от пьесы, действие спектакля начинается без городничего. Прежде режиссер знакомит публику с причудами местных чиновников. Неразлучная троица из судьи (Бориса Шаханина), смотрителя училищ (Евгения Мурадяна) и попечителя богоугодных заведений (Александра Лебедева) балу́ется да веселится в ожидании начальства. Забавы эти несерьезны, по-детски невинны – судья надувает воздушный шарик, а после мужи высоких чинов начинают его подкидывать и дурачиться. Во всем их поведении видится незамысловатость и инфантильность. Стоит отметить выбор музыкального сопровождения - русские народные частушки, звучащие под аккомпанемент балалайки, подчеркивают эту простоту и некоторую серость провинциальных жителей, управляющих здешним уездом. 

Прерывает веселье руководитель собравшихся. Медвежей, слегка нервозной походкой он появляется на сцене. В руках держит письмо с тем самым сообщением, которое перевернет размеренную жизнь города с ног на голову. Городничий (Сергей Лесков), визуально отличается от остальных. Одежда его современная и нетипичная для этой реальности. Ни тебе мундира с петлицами, ни ботфортов со шпорами (отсылка к оригиналу), а вместо этого - строгий серый костюм, туфли и классическая черная рубашка с галстуком. Он будто бы из другого времени, словно приблудился, да так и остался тут жить.

IMGL8068.jpg IMGL8138.jpg 

Спектакль вообще пестрит временны́ми маркерами из разных реальностей. Увидеть их можно в костюмах героев, окружающих их предметах, речи. Вот судья теребит свой кителек с металлическими пуговками, приглаживает и без того гладенькую аккуратную прическу, и всеми манерами говорит о статусе собственной персоны. Он словно сошел со страниц оригинала. Вместе с тем, слуга Хлестакова (Романа Горбатова) – Осип (Евгений Наумов) приносит хозяину на обед Доширак. Тот, к слову, начинает грызть его с мимикой грызуна, как бы намекая: «вот он я, та самая крыса из сна городничего», выстраивая с самого начала связь с героем Лескова. Среди прочего будет в постановке еще и губернская Мадера, и галстук Армани. А пока уездный мэр взволнован, и пытается замести следы преступлений своего аппарата.

Темпоритм спектакля ускоряется после встречи главы уезда с псевдоревизором. Каждый испытывает напряжение и волнение от этого контакта. Их ломаный диалог органично вписывается в геометричную холодную атмосферу декораций на сцене. Отдельное внимание привлекает цветовое решение в оформлении спектакля. На фоне грифельно-серых построек - зеленые полупрозрачные материи, похожие на сети. Зеленый цвет не случаен, он символизирует деньги и другие материальные блага. В итоге городничий делает предложение, от которого Хлестаков не в силах отказаться. И его, словно сетями, затягивает в этот развращенный и опустившийся мир.

IMGL8301.jpg

 

Гоголь абсурда

 

Переход между действиями сопровождает колокольный звон, как символ духовного падения героя. Хлестакова опаивают, приводят в дом к городничему и начинают ублажать. Символично, что в какой-то момент герой засыпает в том самом не достроенном храме. Для жителей уезда он как мессия - каждый хочет увидеть ревизора, прикоснуться к нему, а чиновники еще и дать взятку.

  

Сцена подношения денег особенно утрирована. Начинается она с хора местной знати. «Во поле березка стояла» - словно аперитив к взяткам. И конечно, все лучшее – гостю. Даже медведя нашли, ну и пусть он не настоящий. Главное поет и танцует, как остальные. Несмотря на эту гиперболизацию ситуации, удивления она не вызывает. Показное гостеприимство до боли знакомо. Любой приезд мало-мальски высокопоставленной личности в тех же городских администрациях сопровождается подобным абсурдом. Так и тут. Пока разноряженные чиновники на сцене радуют Хлестакова, зал падает со смеху. Вот только над чем смеется зритель? Как бы ни было горько признавать это - над самим собой. Этот же вопрос задаст городничий позже и, как и двести лет назад, ответ будет прежним. 

Любопытный факт: сам Гоголь словно благословил постановку. Сделал он это в духе нашего времени. Вся жизнь классика была окутана мистикой. И абсолютно мистически накануне премьеры аккаунт в социальных сетях актера, играющего Хлестакова, взломали. По сюжету герой во время сцены подношения денег произносит одну и ту же фразу: «Не можете ли вы мне дать триста рублей взаймы?». Мошенники, взломавшие аккаунт Романа Горбатова, разослали от него в личные сообщения друзьям почти такую же просьбу, прося у тех денег в долг. Взлом обнаружили быстро, на крючок злоумышленников никто не попал. В постановке же за глупость свою чиновникам пришлось раскошелиться.

Окончание истории канонично: соблазн, помолвка и побег. Правда, не понятно кто кого соблазняет, то ли Хлестаков жену и дочь городничева (Валентину Захарко и Ирину Харченко), то ли они гостя. Да и не важно это. Куда важнее, как остроумно обыграна демонстрация ценностей этого мира. Нелепые кокошники буквально кричат об отсутствии душевной красоты в здешних людях, а показные атрибуты власти и достижений, которыми благословляет отец молодых – неприкрыто намекают на утраченные нравственные идеалы.


Finita la commedia

 

В память о себе, сам того не желая, Хлестаков оставляет письмо-исповедь, в котором высмеивает глупость гостеприимных чиновников. Обнародованный текст, кажется, трогает лишь городничего. Символична сцена, где мэр облачается в голову медведя. Так и вертится на языке: вот оно на лицо невежество героя, сыгравшее с ним злую шутку. 

К концу спектакля складывается стойкое ощущение зацикленности истории - этакий день сурка или черновик жизни, который кто-то сверху позволяет в очередной раз переписать. А вплетенные в постановку духовные мотивы: разговоры о Боге (упреки городничего в адрес судьи), колокольный звон, девочка-ангел, спустившаяся с неба - расширяют границы происходящего до еще больших размеров. Глобальным нарративом сюжета становится мысль, что от сотворения человека и до конца всего сущего люди будут подвергаться мирским искушениям и испытаниям. Одни с ними справятся, другим суждено пасть, как это сделал, судя по всему, городничий в свое время. В интерпретации Денискина свой жизненный экзамен теперь сдает Хлестаков. Его помещают в маленький мир, пропитанный человеческими слабостями и искушениями. Он поддается соблазну и, несмотря на то, что исчезает из этого городка, может повторить пассаж в другом месте. Сможет ли выбраться он из сетей собственных пороков, сохранив себя, неизвестно. Да и не понятно, есть ли там что-то, что еще можно сохранить. 

Ранее мы сообщали, что пообщались с режиссером спектакля и узнали, что прежде с Гоголем он не работал.

 

 

Автор(ы) текста:
Самые важные новости вы можете найти в нашем Telegram - канале
Если Вы нашли ошибку в тексте, выделите ее и нажмите комбинацию клавиш ctrl+enter.
Сообщение об ошибке будет направлено редактору портала.
Комментарии
Комментариев пока нет, вы можете стать первым, кто прокомментирует новость.
Пожалуйста, заполните все поля

Ваш комментарий успешно отправлен и будет опубликован после проверки.
Спасибо за ваше мнение!

Написать еще

Также читайте

онлайн подписка

подробнее

/upload/iblock/51e/khw1ai9vlhzbqbk6orx9uy7m41p206r4.svg

Не пропустите важное - в телеграм!

Подписаться